Свидетельства существования снежного человека

Это было в 1975 году: молодой ученый Игорь Бурцев, в настоящее время являющийся ведущим криптозоологом России, неподалеку от города Очамчиры, а именно в селе Тхина (Абхазия) нашел под землей череп потомка Заны — странной женщины, о которой ходили легенды. Односельчане-старожилы помнят этого уникального гибрида, рожденного от человека и реликтового гоминоида Заны – «снежной женщины». Этого потомка, которого звали Хвит, старые люди вспоминают до сих пор.

Оказывается, жители села схоронили и мать, и сына, именно они и указали их могилы. Из женского захоронения была извлечена калоша с клеймом 1888 года. Это время, когда примерно стало известно о смерти Заны. На то, что это могила с женскими останками, указало зеркальце, лежащее в изголовье.

Летом 2010 года в Абхазии, у мест захоронения, побывал столичный журналист Савелий Кашницкий. С его слов, местный житель Аполлон Несторович Думава рассказал, что самому ему не удалось увидеть Зану. В то же время старожил Тхины, бывший в те времена председателем сельсовета, слышал историю Заны от своих ближних родственников, которые еще помнили свою соседку. Как забыть женщину двухметрового роста, с длинными, сильными руками, покрытыми густыми волосами! Ее крутые, высокие бедра и отвисшие груди вызывали у местных мужчин нескромные желания. Из-под приплюснутого лба на окружающих пристально смотрели красные громадные глаза. Эта женщина отличалась богатырской силой, которую демонстрировала, играючи таская к водяной мельнице одной рукой мешки с зерном, весящие не менее 50 килограммов каждый.

Отец Аполлона Несторовича помнит, как поймали Зану в ущелье реки Адзюбжа. Охоту на странное человекоподобное существо организовал местный помещик. Потрудиться пришлось немало. «Девушка» обладала нечеловеческой хитростью и буквально растворялась возле сетей, в которых должна была оказаться с минуты на минуту. Но все-же придумали способ, чтобы заманить «снежную бабу» в сети. На полянке, куда временами наведывалась волосатая гостья, положили мужские трусы красного цвета. Незнакомый лоскут заинтересовал незнакомку, пока она пробовала натянуть вещичку на себя, то через бедра, то через голову, на этом ее и поймали.

Пленнице было дано имя Зана («зан» в переводе с грузинского языка означает черный). Поселили ее временно в яму, обнесенную частоколом из заостренных сверху бревен. Женщина вела себя агрессивно: рычала, бросалась на детей, донимавших ее, комьями земли и палками. Лишь несколько лет спустя удалось немного успокоить и приручить Зану. Тогда ее переселили в плетеный шалаш – пацху.

Спала она в углублении, выкопанном собственноручно в земле. Миску с ложкой так и не освоила, ела пищу руками. Одежду не одевала, ходила голой. Разговаривать ее научить не получилось, хотя на свое имя Зана откликалась, умела улыбаться и смеялась после того, как ей удавалось голосом изобразить скрип калитки. Жила Зана у Эдги Генабы, которому досталась в дар. Она умела снимать ему сапоги. Хозяин совсем не по ангельски обращался со своей рабыней. В ходе пьяных оргий, во время которых местные жители поили «девушку» вином, Генаба учреждал приз тому, кто первым оседлает Зану. Без хозяев призы не оставались: пьянеющая Зана, говорят, проявляла мощную сексуальность.

После рождения первого ребенка Зана решила искупать новорожденного в ледяной воде. Ребенок не выжил. Такая же участь постигла еще одного новорожденного. После этих случаев жители стали отбирать у незадачливой мамаши детей сразу после родов. Так выжили четверо детей Заны – два сына и две дочери. Никто не знал, от кого были рождены дети снежной женщины. Через некоторое время, когда началась перепись населения, детей приписали Камшишу Сабекиа, который по неосторожности проболтался, что, как и многие мужчины, участвовал в сексуальных играх с Заной.